Реставрация Большого театра

Пишет drugoi: В свои студенческие годы, которые пришлись на начало восьмидесятых, я устроился на работу в Большой театр — монтировщиком декораций. Наш МГИАИ был на ул. 25 Октября (которая теперь называется Никольской), поэтому добежать после лекций до театра, где вечерняя смена начиналась с четырех вечера, было делом пяти минут. Я проработал там два сезона, и это было замечательное время — я полюбил этот театр всей душой, потом он мне снился еще многие годы.

Несколько лет назад я даже сделал несколько записей о той своей работе, о внутренней жизни театра: http://drugoi.livejournal.com/678562.html

Последние годы театр переживал не лучшие времена и было время, когда само существование здания в его нынешнем виде стояло под вопросом. Было очень интересно узнать, как обстоят дела с реконструкцией и реставрацией помещений театра, поэтому я несколько раз пытался попасть туда. Наконец, мне это удалось — пресс-служба ВТБ позвала на экскурсию.

Конструкции Большого театра (стены, фундаменты, перекрытия) на всех этапах его строительства и расширения всегда содержали элементы старых строений. Первый Старый Петровский театр (1780 года) имеет большие фрагменты предыдущего строения на Петровке. Большой Петровский театр Осипа Бове (1825 год) в сценической части и других местах включал в себя конструкции стен Старого Петровского театра.

При реконструкции театра Альбертом Кавосом рядом с новыми внутренними несущими стенами сохранялась кладка наружных стен, части лестниц и даже перекрытий. Наружные стены надстраивались, и нагрузка на старые фундаменты увеличивалась. Из-за сочетания старых и новых фундаментов и стен осадка здания была неравномерной, а деревянные сваи при изменении уровня грунтовых вод просто гнили.

Появлялись трещины, перекосы, просадки отдельных стен. Фактически, история здания Большого театра — это история сплошных реконструкций и реставраций с самого его появления и до нашего времени. Последние 120 лет здание театра находилось в постоянном процессе реставрации и ремонтов. Существующий облик здания сложился в результате его восстановления архитектором Кавосом после пожара 1853 года, с последующими пристройками, выполненными в конце XIX века архитектором Гернетом и в середине ХХ века архитектором Рожиным.


Иллюстрация студии iCube/[info]zyalt


Из пресс-релиза:

За весь период проектирования было рассмотрено 9 вариантов проекта реставрации и реконструкции Большого театра: от тривиального капитального ремонта до полной реконструкции существующего здания. В результате был выбран проект, одобренный труппой театра, культурными деятелями, архитекторами и т.д.

В проект вошли: проведение научной реставрации зрительской части театра и кардинальная реконструкция сценической части с углублением подземного пространства. При этом сохраняется исторический облик здания как памятника архитектуры.

В соответствии с заданием на проектирование и решением Методсовета Министерства культуры Российской Федерации от 05.02.2004 основное здание Большого театра должно сохранить свое островное положение и привычный исторический облик. Серьезные объемные надстройки и пристройки к зданию исключаются. Допускается только реконструкция северного фасада. Восстанавливается проезд по Копьевскому переулку между северным фасадом основного здания и Домом С.А. Хомякова. Главный вход в здание сохраняется через парадную колоннаду со стороны Театральной площади. Служебный вход находится во Вспомогательном корпусе.

До реконструкции площадь основного здания составляла 30.366 кв.м. После реконструкции она будет увеличена на 42 454 кв. м и составит 72.830 кв.м. В процессе реконструкции увеличена площадь служебного корпуса с 3992 кв.м. до 6705 кв.м. Здания театра будут соединяться четырьмя подземными коридорами, площадь которых составит 380 кв.м., для этого также будут реконструированы 100 кв.м вспомогательного и 100 кв. м инженерного корпусов.

Основное здание театра имеет габариты в плане:
— наземная часть 117,45х62,30 м, включая портик, высота этажа – 2,91 – 3,02 м;
— подземная часть 151,72х77,72 м, выстоа этажа 2,80; 3,30 и 3,60 м.

Сейчас на строительной площадке каждый день работает порядка 3000 человек, их них 950 — реставраторы. Контроль хода работ осуществляется на основе представляемых генеральным подрядчиком ежедневных отчетов о выполнении месячно-суточных графиков производства работ.




Это не заводской цех, это сцена Большого театра. Стена впереди разделяет сцену и зрительный зал. На этом месте потом будет смонтирован новый противопожарный занавес, который опускают после окончания спектакля.






Я это место у сцены сфотографировал нарочно — бригады монтировщиков были разделены на две стороны: левую и правую. Вот это место для нашей стороны, здесь мы стояли перед сменой декораций во время спектакля. Теперь здесь всё другое — даже стены новые.






Сценическое пространство сверху. Поверхность сцены это, примерно, середина общей высоты помещения — над сценой 20,5 метров, под ней — 24 метра. Раньше, я помню, под сценой умещались шесть этажей с различными конструкциями.

В сценической части театр будет оснащен современным техническим оборудованием. В качестве аналогов организации сценической технологии были взяты «Ковент Гарден» в Лондоне, «Гранд Опера» и «Опера Бастиль» в Париже, «Карло Феличе» в Генуе, «Ла Скала» в Милане, «Сан Карло» в Неаполе, театральный центр в Токио.






Колокола, которые раньше стояли внизу, подняты на самый верх. Колокольный звон в «Борисе Годунове» и «Хованщине» пробирал до дрожи. Самый большой колокол весит 6.4 тонны, самый маленький — 8.7 кг.






За годы существования театра эта гипсовая лепнина в боковых вестибюлях и кольцевых коридорах переделывалась многократно — композиции зачастую состоят из кусков самого разного времени.






Вместо старых скрипучих паркетных полов, уложенных в советское время, восстановлен оригинальный каменный пол, сделанный в технике венецианской мозаики XIX века. Её рисунок сумели воссоздать на основе единственного фрагмента, обнаруженного в директорской ложе. При воссоздании узора были использованы одиннадцать сортов мрамора различных оттенков цветовой палитры.






Подземный репетиционно-концертный зал — одно из новых помещений театра. Он выходит за пределы основного здания и кончается там, где наверху сквер с фонтаном.






Белое фойе над входом в театр (16 на схеме вверху). Сюда в 1941 году во время авианалета попала авиабомба. Интерьер фойе восстановлен таким, каким он был в 1856 году. На стенах и потолке — роспись в технике «гризайль»: она выполняется в разных оттенках одного цвета и создает впечатление выпуклых лепных изображений. Снова появились большие зеркала — с их помощью Кавос увеличивал зрительный объем помещения. Вместо одной люстры со стеклянными шарами появились три хрустальных.






Те детали, которые можно было восстановить и сохранить, оставлены на своих местах — как этот замок на двери.






Большой зал императорского фойе. Теперь он называется Бетховенским. В советское время здесь проходили партсобрания коллектива театра, здесь исключали из партии Галину Вишневскую. В дальнем конце зала, справа — дверь в ложу, которой пользовался Сталин. Как большой любитель оперы, он мог приехать в театр, чтобы послушать только одну, любимую, арию. В ложе была сооружена полукруглая бетонная стена, которая надежно укрывала вождя от зрителей в зале. В театре рассказывали о специальном стуле, на котором сидел невысокого роста Сталин — внизу была сделана приступка для ног, чтобы они не висели в воздухе.






Перед коронацией императора Николая II в 1895 году во Франции были заказаны уникальные шелковые ткани для того, чтобы украсить к торжествам залы Императорского фойе. Французские мастера соткали атласную ткань цвета «раскаленного чугуна» для обивки зала и 12 шелковых панно с вышивкой многоцветной шерстью. Узор на стенах — это композиция растительного орнамента в сочетании с архитектурными деталями и элементами, в которые мастера также включили гербы Российской империи и монограмму последнего императора России.

Уникальные панно за это время сильно пострадали — монограммы и гербы в советское время вырезали ножницами, ткань постоянно страдала во время ремонтов и покраски, а в 70-е годы было принято решение отдать панно в химчистку, что нанесло непоправимый урон структуре полотна.

Восстанавливали панно в течение трех лет буквально по нитям. Для этого пришлось создать специальные инструменты и кисти, чтобы затем вручную очистить от загрязнений каждый миллиметр ткани. В результате каждая нить художественного полотна была обновлена, а утраченные нити специалисты воссоздали из материалов, идентичным тем, которые использовались в 1895 году.






Из архивных материалов известно, что лепные работы в интерьерах Большого императорского фойе выполнялись скульптурной мастерской М.Д. Кутырина. В сохранившемся договоре подряда имеется подробное описание этих работ:

«…в 2-х люнетах Императорского большого Царского фойе поставить лавровый фестон на поперечных стенах по овалу свода, отделить середину люнетов таким же фестоном и поставить лепные украшения на середину люнетов в виде картуша с инициалом их Императорских величеств, короною и орнаментами».






Хоровой зал тоже воссоздан таким, каким он был в 1856 году.






То, что ты находишься в зрительном зале Большого, становится понятно только тогда, когда поднимаешь голову и видишь знакомые фигуры на потолке. Здесь все в строительных лесах, идет работа над золочением лепнины ярусов, а в центре готовят с сборке красу и гордость — большую хрустальную люстру.






Впервые увидел этих атлантов без покрытия. Они, оказывается, из папье-маше — этого требует акустика зала, который до перестройки в советское время, славился ей на весь мир.

С момента открытия в 1856 году акустика Большого театра была напрямую связана с деревянными конструкциями и отделкой зала панелями из резонансной ели. По замыслу архитектора Альберта Кавоса, возводившего здание театра после пожара 1853 года, зрительный зал был построен по принципу музыкального инструмента: деревянные полы, деревянные панели стен, деревянные перекрытия.

Ради улучшения резонанса архитектор даже внес коррективы в инструкцию, согласно которой должны были проводиться все работы по созданию театров. Вместо того чтобы сделать, согласно этой инструкции, потолок из железа, Кавос выбрал дерево с целью избежать чрезмерного резонанса, свойственного металлу. Оригинальная конструкция плафона-деки выполненная из прямоугольных деревянных щитов, и облицовка деревом каменных стен способствовала значительному улучшению акустики Зрительного зала. Помещение стало напоминать громадный инструмент, выполненный по всем правилам музыкальной науки.

Для того, чтобы проводить в зале Большого большие официальные мероприятия, в 20-е годы он был перестроен для увеличения зрительских мест. Вместе с этим было утрачено большое количество облицовки из резонансной ели, что привело к ухудшению качества звука. Сейчас всё восстанавливается по прежней схеме, разработанной Кавосом.






На лесах, установленных вдоль балконов ярусов идет кропотливая работа по золочению декора из папье-маше. На золотой слой, которым был покрыт декор, за последующие 150 лет было наложено до 5-6 слоев позолоты, выполненных в других техниках. Во многом это было связано с тем, что предшествующие реставрационные работы зачастую проводились с несоблюдением технологического цикла. В некоторых местах золочение даже имитировалось порошком на основе медного сплава, разведенного лаком. Реставрационные работы, проводившиеся в советское время, проводились без расчистки предыдущих слоев позолоты по вновь нанесенным слоям левкаса. Все это испортило авторский слой золочения и привело к искажению рельефа декора.






Во время одной из прогулок по Риму пару лет назад я наблюдал, как работает мастер по золочению старинных вещей. В Большом все происходит похоже — только мастера кроют декор по методу «золото на полимент» (полимент — это специальный грунт ручной работы из красной мелкодисперсной глины и белка). Такой вид золочения, также называемый «русским», был практически утрачен в советское время. Мастеров, владеющих этой уникальной старинной технологией, пришлось собирать буквально по всей стране.








В позолоту идет очень тонкое и легкое золото. При золочении больших гладких поверхностей золото накладывается из книжечки целыми листами. При золочении рельефной поверхности золото «выдувается» из книжечки на специальную подушку из замши и разрезают специальным золотарным ножом на отдельные части.

При первом прикосновении золото прилипает к пальцам. Поэтому используется специальный инструмент — лампемзель (веерообразная кисть, изготовленная из беличьего хвоста). Перед тем как брать золото на лампемзель два-три раза проводят веером по масляной пластине для того, чтобы на нем появился незначительный жирный налет. После этого веер прикладывают к листу золота и переносят на то место, где должна быть позолота.






От веера золото пристает к полименту, подмоченному водкой. Водка немного растворяет входящий в состав полимента клей, втягивает сусальный лист, а затем испаряется. Лист золота становится одним целым с полиментом, и неровности исправить уже нельзя. Поэтому листы должны ложиться без морщин, один на другой с перехлестом несколько миллиметров. Листки золота тщательно «притыкают» беличьей короткой кисточкой, особенно в местах углублений.






Полировку золота производят спустя 2-3 часа после золочения. Места золочения разглаживают до блеска агатом или сердоликом — хорошо отшлифованным камнем в форме лопаточки от одного до трех сантиметров ширины. Это делается для того, чтобы придать золоту яркий блеск.

Раньше золото полировали медвежьим, кабаньим или волчьим клыков, поэтому классическая форма зубка (инструмент из агата или сердолика в форме крючков) напоминает клык. Агаты вставляются в металлические трубки и насаживаются на черенки примерно в палец толщиной, несколько длинней карандаша. При полировке, плавно надавливая на агатовую лопаточку, выравнивают мелкие дефекты на сусальном золоте.






Вот так выглядит сейчас зрительный зал с верхнего яруса.






Пока меня водили по театру, специалисты готовились испытывать недавно отреставрированную и собранную заново Главную люстру, освещающую зрительный зал.

Диаметр этого трехъярусного сооружения составляет 6,5 метра, а высота – 8,5 метра. Вес стального каркаса с латунными элементами — около 1860 кг. Вместе с хрустальными элементами люстра весит около 2,3 тонн.

Для украшения люстры в 1863 году было изготовлено 15 тысяч хрустальных подвесок, весом более 260 кг. Однако за время эксплуатации значительная часть хрустального убранства была повреждена и утрачена. Когда в 2006 году началась реставрация люстры, из 24 тысяч хрустальных элементов реставраторам пришлось восстанавливать более 13,5 тысяч деталей.

При реставрации каркаса пришлось полностью расчистить сохранившуюся позолоту и нанести её заново.






В XIX веке люстра была газовой — в конструкции до сих пор сохранились трубки и вентили.






Специалисты готовились к динамическим и весовым испытаниям различных элементов люстры.






Украшение фасада театра — квадрига Аполлона — тоже пострадала при взрыве бомбы в 1941 году. При обследовании в 2007 году на поверхностях скульптур были обнаружены многочисленные трещины, вмятины, заплаты из меди. Реставрация скульптурной группы началась осенью 2009 года сразу после установки здания театра на новый фундамент.

В первую очередь были восстановлены конструкции подиума, проведена реконструкция кирпичной кладки в местах опоры балок, выполнены работы по защите поверхностей скульптурных композиций от коррозии. В феврале 2010 года реставраторы приступили к работам по восстановлению скульптурной группы. Через два месяца фигуре античного бога были возвращены утраченные детали (в т.ч. тот самый фиговый листок).

После восстановления скульптуры Аполлона мастера выполнили реставрацию колесницы, фигур коней и опорных узлов крепления скульптур. Обновленная квадрига покрыта несколькими слоями специального защитного состава.






Со знаменитыми колоннами фасада театра дело тоже обстояло весьма печально. Они сделаны из известняка и, чтобы защитить камень от влаги, их ставили на берестяные подкладки. Береста с течением времени истлела и влага из земли стала проникать в камень колонн.

От выступающей на поверхность соли стали появляться большие черные пятна (на старых фотографиях здания театра они хорошо видны). Реставраторам нужно было постараться привести камень в исходное состояние, обессолив его.

Очищать белый камень реставраторы начали еще с конца марта 2010 года. Для понижения солей на поверхность колонн накладывали специальные составы из целлюлозы и глины, оборачивая их на полторы – две недели пленкой — делали такие своеобразные компрессы. Контроль над состоянием известняка будет осуществляться теперь постоянно.

Были заново изготовлены и торшерные фонари, которые тоже сильно пострадали. Исследование, кстати, показало, что большая часть из них являлась неточными копиями оригинальных фонарей Кавоса.

Источник: drugoi

Оставить комментарий

Комментарии: 0