Якутия–Таймыр, часть третья.

Что ж, продолжаем наш небольшой рассказ.
В прошлых сериях мы бодро проехали более 3 000 километров по Якутии по общегражданским дорогам и зимникам.
Прибыли в Юрюнг-хая и отсюда начали движение на Таймыр, к Хатанге.
Погода благоприятствовала, –30 и постоянные гало.

Часть первая  Часть вторая



Итак, часть третья, развлекательная.
72º северной широты, граница Якутии и Таймыра, тундра, гало и безлюдные снежные просторы.

Юрюнг-хая – конечная точка обслуживаемых зимников.
Сюда дорогу чистят, накатывают, есть довольно интенсивное движение.
А дальше всё, только целина – девственные русла рек и тундра.
Необходимости в траспортном сообщении с Таймыром здесь нет, а потому и нет траффика, нет ни колеи, ни даже направления.
Изредка, примерно раз в две недели, раз в месяц проходит грузовой транспорт – немногочисленные местные предприниматели возят мясо оленя и продукты.
Они знают «форватер» и именно такой КАМАЗ нас сопровождал.
Но нам повезло, неделю назад в направлении Хатанги прошел еще один КАМАЗ и дорогу замести не успело, поэтому у нас была колея.
Впоследствии нам это очень помогло.



Вот примерно так она выглядела с высокого берега Анабара.
До Хатанги оставалось 500 км.



На первых же метрах пути нас ждало жесткое бездорожье.
Рассвет, утренняя зарядка.



Часто были места, где ветер выдувал снег со льда и мы могли двигаться, но так же часто и были места с довольно глубокой колеей.



Машина в такой колее садится мгновенно и бесперспективно.
Пытались найти объезды и часто находили их.



Вообще, первый день был днем поиском тактики. Как двигаться по такому снегу, кто за кем идет, какое давление в шинах, какая передача и пр.



Проводку машин делали буквально каждые сто метров.
Вот сначала едется хорошо.



Потом немного посаживается задняя ось.



Потом еще сильнее.



Тут любопытствующие спросят, а как же цепи? А никак.
В это сложно поверить, но под ногами снега примерно по бедро. С цепями машина поедет вниз, а не вперед и в итоге не сможет толкать перед собой такую кучу снега.
Надо отметить, что снег в тундре совсем не такой какой привыкли видеть жители средней полосы.
Он твердый, звонкий, по нему зачастую можно ходить как по бетону, но если машина проваливается, то это глубоко и надолго.
Именно поэтому по тундре ездят поверх снега. Малейшая пробуксовка и машина начинает ехать вниз.
Так что движение в натяг, аккуратная работа с газом, давление в шинах примерно 0,3 и вперед.

Вот, например, машина еще едет, но колеса уже начинают пробуксовывать.
Дружная команда пытается аккуратно вытолкнуть её наверх, на поверхность.



Но – не буду утомлять особенностями северного бездорожья, скажу лишь, что дело это крайне непростое, за первый день мы прошли всего 20 км, а весь путь в 500 км до Хатанги мы шли 5 дней по 12 часов в день.
На многие дни нашим лучшим другом стала лопата.





Физические упражнения – что может быть лучше на свежем воздухе морозным утром? :)





А вокруг – берега реки Харабыл, левого притока Анабара.
Ну и гало, конечно.



Вообще, гало нас сопровождало долгое время, сначала мы фотографировали и так и эдак, но очень быстро мы перестали его замечать.



Вокруг ничего живого, лишь снег, да солнце. Первое поселение здесь – Попигай, до него оставалось 300 км тундры.



Снегом любоваться можно бесконечно. А как он звенит под ногами, а как переливается...
Говорят местные народы различают десятки видов снега. Подтверждаю, так и есть.



А еще здесь совсем другое солнце. Оно не такое яркое, как будто в дымке.
Иногда вокруг всё желтое от его света.



Постепенно река закончилась и мы вышли в тундру.
Семен, водитель КАМАЗа, пугал нас, что в тундре будет вообще жесть, мы никуда не проедем.
Но оказалось наоборот, мы пошли гораздо быстрее.

Забегая вперед, хочу сказать, что ни одно предположение о проходимости того или иного участка от водителей грузовиков не оправдалось. Ни одно.
Где нам говорили будет очень трудно, мы ехали быстро и без особых проблем.
Где нам говорили тут хайвэй, мы двигались по 20-30 км за сутки.
Ну и конечно, буквально все были уверены что мы не пройдем, легковой техники здесь нет в принципе.



Почти каждый день мы меняли и бортировали колеса.
Две машины были без камер и шины на низком давлении быстро спускали.



Меняли колеса и ребята на КАМАЗе.
100 кг колесико, кстати.



Вечером нас ждали закаты и звезды на кристально прозрачном небе.



А утром рассветы.



Вставали мы традиционно с восходом солнца и день начинался с заправки.
Без топливной поддержки здесь пройти – без шансов. И это нам еще везло с погодой, мы не стояли на месте сутками в пурге.



Снова привычная колея, идем бодро, шутки по рации, впереди водороздел, он же – граница Красноярского края и Якутии.



Внезапно слева...



Мы приближались к стойбищу оленеводов.



В отличии от ненцев, долгане в тундре живут не в чумах, а в балкáх.



Это обычные вагончики на санях, внутри буржуйка.
Их олени прям так и перевозят.

Долгане, так же как и эвенки одеты в гражданскую одежду.



Народ традиционно пьян, но дружелюбен.



Транспорт – только снеходы, да нарты.



Стада большого здесь нет, только разъездные олени.
Основное же количество пасется где-то в тундре – несколько тысяч голов.
Ну а нам дальше, поплутав среди оленьих следов еле находим колею и снова в путь.



Где-то здесь мы теряем КАМАЗ.
Сначала он сильно отстает, все время садится, бьется с бездорожьем. Мы же идем бодро и довольно быстро.
Потом пропадает и связь по рации.



Темнеет, колею еще видно, мы едем пока светло и видно куда ехать.



Фотографируемся на «перевале», это ровно граница между регионами.
Административно мы на Таймыре.



Ну а вечером полярное сияние.
Оно нас будет сопровождать несколько дней.



Открываем спутниковую тарелку, традиционный интернет в безлюдной тундре.
Любуемся видами, лениво обсуждаем когда же к нам наконец приедет Семен на КАМАЗе.



Но Семен к утру так и не приехал, а с ним и не приехало наше топливо.
До Хатанги оставалось примерно 300 км полного бездорожья и неизвестности.

Источник: nub1an

Оставить комментарий

Комментарии: 0